Теперь |
некоторые сценарии цикла радиопрограмм о том, что мы знаем не точно или не верно
Олимпийские игры
Пассажир: - Здравствуйте, на Олимпийский проспект подвезёте?

Водитель: - Поедем! Садитесь!

Водитель: - Вы – спортсмен? На стадион едете?

Пассажир: - В бассейн.

Водитель: - Ну, я это и имел в виду. Стадион, бассейн. Короче, спортом заниматься.

Пассажир: - Да, давно уже занимаюсь.

Водитель: - Тем более, скоро Олимпиада. Участвовать будете?

Пассажир: - А зря смеётесь, может, и буду.

Водитель: - Ого-го!

Пассажир: - Да, спасибо Де Кубертену, что возродил Олимпийские игры! Знаете наверняка.

Водитель: - Знаю, знаю! Барон Пьер Де Кубертен возродил Олимпийские игры древности, возглавлял Олимпийский комитет и т.д.

Пассажир: - Всё правильно!

Водитель: - Но с этим можно поспорить.

Пассажир: - Как это? С чем тут спорить?

Водитель: - А дело в том, что до Кубертена был такой – Михайло Васильевич Ломоносов.

Пассажир: - Он-то тут при чём?

Водитель: - А я вот слышал, что в архивах Ломоносова был найден один очень интересный документ…

Пассажир: - Про науку?

Водитель: - Нет. В нём была разработана программа… Не поверите… Возрождения Олимпийских игр!

Пассажир: - Быть не может!

Водитель: - Может! Ломоносов писал, что это очень важно для воспитания духа, стойкости, патриотизма. Да в то время в России вообще огромный подъём был! Экономики, науки, искусств всяческих…

Пассажир: - Вы меня удивляете…

Водитель: - Сейчас ещё больше удивлю. На основе этих записок Ломоносова Екатерина II издала Указ о проведении Петербургских Олимпийских игр. Тогда это был большой праздник. Состязания борцов, скачки… Ну, и аттракционы, конечно, разные. Тогда аттракционы очень жаловали!

Пассажир: - И когда это было?

Водитель: - В 1766 году. А Кубертен тот знаменитый спортивный конгресс собрал в 1894 году. Через 128 лет!

Пассажир: - Ого-го!

Водитель: - Вот именно.

Пассажир: - Вы меня удивили!

Водитель: - А вот уже и ваш бассейн. Приехали.

Пассажир: - Спасибо вам!

Водитель: - А вам спортивных побед! Счастливо!
Брестская крепость
(шум машин)

Пассажир: - До 1-й Брестской довезёте?
Водитель: - Садись!
(дверь захлопнулась)
Водитель: - Ой, книг-то сколько. Студент что ли?
Пассажир: - Да нет… Просто историей увлекаюсь. Вот купил сегодня книгу о Брестской крепости. Новое издание!
Водитель: - Ну, ты даёшь! Кто же у нас не знает про Брестскую крепость?!
Пассажир: - Да я как-то ярче представил себе все те события. И кое-что новое узнал… Например, что размер укреплений было 4 квадратных километра. А внешняя линия земляных валов - высотой до 10 метров и длиной 6 с половиной километров. Ого-го!
Водитель:- Так там гарнизон же был совсем небольшой! Как он мог удерживать такую громадину?
Пассажир: - А дело в том, что на утро 22 июня 41-го года в крепости находилось более 8 тысяч бойцов и командиров. А состояние их представляете? Ни с того, ни с сего… Никто не ждёт… А тут вдруг тебя обстреливают со всех сторон…
Водитель: - Да… Никто же не знал, что война началась… А много ли фашистов было?
Пассажир: - В два раза больше!
Водитель: - И вооружение, небось, тоже…
Пассажир: - Они даже двух «Карлов» притащили…
Водитель: - Каких Карлов? Императоров что ли?
Пассажир: - Это самоходные мортиры. Диаметр снаряда… спокойно! 600 мм!
Водитель: - 600? Ой-ой-ой!
Пассажир: - Но, слава богу, одну сразу заклинило. При первом же выстреле. Но пушки тут не главное. Наши люди – вот, что главное.
Водитель: Это да!
Пассажир: - Фашисты ушли вглубь территории на сотни километров, заняли Минск… А гарнизон всё ещё оборонял крепость. Вообще не представляя: где? кто? что происходит?
Водитель: - Но воевали-то как!
Пассажир: - А вот, погоди, у меня закладка в книге, могу прочесть… Так… Вот: «фашисты потеряли - 482 убитыми, в том числе 48 офицеров, и свыше 1000 ранеными».
Водитель: - Неплохо мы их потрепали!
Пассажир: - Смотрите, для сравнения. Атаковавшая крепость 45-я дивизия, с боями по всей Польше прошла 400 (400!) километров и потеряла 158 убитыми и 360 ранеными.
Водитель: - То есть за всю войну с Польшей в 3 раза меньше! Сильно!
Пассажир: - Не то слово! Фашисты объявили, что овладели крепостью 30 июня.
Но сражение продолжалось чуть ли не до конца июля. А потом на одной из стен нашли надпись: Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.11. (т.е. ноябрь!) 41.
Водитель: - Истории у тебя конечно! Я даже разволновался. Ну, уж, теперь буду знать!!

Тут выходишь?
Пассажир: - Да! Спасибо!
Адмирал Кузнецов
(шум машин)
Пассажир: - Чего-то еле двигаемся! Там до улицы генерала Кузнецова долго ещё?
Водитель: - Да уж приехали почти!
Пассажир: - Чего-то скучно едем. Музыки у тебя нет никакой? Радио, может включить?
Водитель: - Не работает у меня звук. Хоть сам пой-пляши, истории рассказывай. Тоска ….
Пассажир: - Историю? Ммм! Так я ж спец по историям! По историИ – если быть точнее! Вот про адмирала Кузнецова знаешь?
Водитель: - Конечно, знаю, авианесущий крейсер!
Пассажир: - Ну, да. Крейсер. Николай Герасимович Кузнецов. Родился в Архангельской области в 1904 году.
Водитель: - Понял-понял! Биографию его будешь рассказывать?
Пассажир: - Сейчас будет интересно! В 39-м, то есть в 35 лет он стал наркомом Военно-морского флота. А дальше – просто невероятно… Ты помнишь, когда Великая Отечественная война началась?
Водитель: - Конечно, помню! 22 июня 1941 года.
Пассажир: - Так вот. Тогда все боялись спровоцировать фашистов, и был приказ: смятению не поддаваться. Кто стрелять начнёт, тот паникер и предатель.
Водитель: - Ну и? А чего Кузнецов-то?
Пассажир: - А Кузнецов, за 2 дня до начала войны перевел морские силы в состояние повышенной боевой готовности. Да он сам писал, я тебе на память процитировать могу: «Мы сделали это, не получив официального предупреждения о возможности войны и разрешения применять оружие».
Водитель: - Сильно.
Пассажир: - Ха, сильно. Вот тут я и не пойму. Он что, сам решил в петлю лезть? Человек неглупый, офицер грамотный… Вряд ли такой приказ можно было отдать по ошибке… Мягко говоря.
Водитель: - Ну, значит был уверен на 100 %.
Пассажир: - Вот именно! Даже не на 99! Его, конечно, стали называть паникёром и прочее. Ты представляешь, а все остальные? Духу что ли не хватило?
Водитель: - Нам сейчас легко рассуждать…
Пассажир: - Да, я понимаю. Но смотри дальше. 21 июня, вечером, военно-морской атташе советского посольства в Берлине Воронцов ~ докладывает Кузнецову последние новости. И что?
Водитель: - Что?
Пассажир: - Тут уж вообще… Кузнецов лично обзванивает все флоты и по телефону, замечу – по телефону! – открытым текстом, не имея на то разрешения Сталина, отдаёт приказ об объявлении готовности №1.
Водитель: - Ничего себе! А никто не подумал, что это специально сочинили, чтобы фашистов запутать?
Пассажир: - Я вообще думаю, что он сам звонил потому, чтобы никто не счёл его сумасшедшим. Последним был звонок на Черноморский флот. И его приказ успели выполнить буквально за несколько минут до первого удара фашистской авиации.
Водитель: - Круто, ничего не скажешь.
Пассажир: - Круто! Давай ещё скажу. О результате.
Водитель: - Да, какой там результат! Потери одни!
Пассажир: - Да, вот все только об этих потерях и знают. Но ведь есть хорошие результаты. Сам посуди. В первый день войны флоты не потеряли ни одного корабля, ни одного самолета, ни одной береговой батареи.
Водитель: - Да? Я вот не знал этого…
Пассажир: - Дальше. Фашистам с моря не удалось высадить ни одного десанта. Ни одного! Моряки не дали.
Водитель: - Показали мы фашистам, где раки зимуют!
Пассажир: - Показали! Именно моряки в первый же день войны захватили плацдарм на вражеском берегу Дуная и удерживали его более 2 недель.
Водитель: - Да… Кузнецов - настоящий мужик! Воин! … Теперь буду знать!
Пассажир: - Ты меня мимо не провези! Мне вон на том повороте выходить!

(машина остановилась)
Парад в Москве
(шум машин)
Пассажир: - Здрасьте! Мне до центра надо. К Охотному ряду.
Водитель: - Садись! Только там перекрыто всё. Я тебя у Лубянки высажу. Пойдёт?
Пассажир: - Конечно!
(дверь захлопнулась)
Пассажир: - А что там происходит?
Водитель: - Не знаю я. К параду, наверное, всё готовятся.
Пассажир: - А... Вот в чём дело. Я тут про парад на Красной площади лекцию читал. Ну, про тот, который 7 ноября 1941 года состоялся.
Водитель: - Я знаю про этот парад. Хронику даже видел! Холодно там было.
Пассажир: - По поводу мороза, кстати, интересная история.
Водитель: - Ну, рассказывай!
Пассажир: - В общем, парад длился полчаса. Солдаты идут – и у всех пар изо рта. А Сталин речь говорит – и пара нет.
Водитель: - А, я слышал эту историю. Там кажется, снимали какой-то новой английской аппаратурой, вот и плёнку заело. Что делать – неясно… Не перебивать же Сталина… И со словами: - Погодите, я плёнку должен перезарядить…
Пассажир: - Дай договорить-то… Так вот. Сталина потом переснимали отдельно. Потом смонтировали. А про то, что изо рта на морозе должен идти пар – забыли! И что удивительно – никто не пострадал.
Водитель: - Повезло им! Всё обошлось. И кадры остались… Так известная история!
Пассажир: - Правда я слышал и другую версию. Мол, те, кто должен был снимать, просто опоздали. А историю с заевшей английской аппаратурой придумали для отмазки.
Водитель: - Находчиво, нечего сказать…
Пассажир: - Меня ещё сам факт парада не перестаёт поражать. До линии фронта – всего каких-нибудь 50 километров. А тут – Буденный на коне парад принимает, Сталин речь говорит…
Водитель: - Да, фашисты сами ведь хотели в этот день парад на Красной площади устроить. Не вышло…
Пассажир: - А вот мало кто знает, что таких парадов было 3!
Водитель: - Как это 3? Ты что-то не то…
Пассажир: - Точно! 3! В Москве, в Воронеже и в Куйбышеве.
Водитель: - О как!
Пассажир: - Да ты слушай дальше! В Куйбышев были эвакуированы Дипломатический корпус и Правительство. И там был большой парад. Часа полтора длился.
Водитель: - На полтора часа растянули! В прошлом году по-моему и того меньше был!
Пассажир: - Дада! А принимал парад Ворошилов. Вот. Сначала прошла пехота. Потом курсанты военно-медицинской академии, сводный женский батальон войск ПВО. И кавалерия гарцевала. А за ними - танки «БТ-7» и «Т-35», мотопехота… Тягачи с противотанковыми пушками!
Водитель: - Развернулись, одним словом!
Пассажир: - Да, да! А в небе несколькими волнами пролетели штурмовики «Ил-2» (их в Куйбышеве как раз делали). Истребители и бомбардировщики! Надо было удивить иностранцев. Ну и удивили, мягко говоря…
Водитель: - Да они просто… это… Понял, понял! Удивились!
Пассажир: - Важно, конечно, что воодушевились то все как! Парад! Шутка ли!
Водитель: - Здорово, конечно! Тем более 3 парада! Теперь буду знать!
Пассажир: - Ой, ой, меня вон там можно было высадить! Заговорились. Всё, здесь тормози!

(машина остановилась)